«Упала моя звезда»

Упала моя звезда…
И кто-то ее подхватил.
И тот, кто ее подхватил
Он видимо молодец…
Истории которой нет —
Пришел конец.
Истории которой нет —
Пришел конец.

А я так любил смотреть,
Смотреть на нее в окно.
И видимо кто-то другой
Поведет ее под венец.
Истории которой нет —
Пришел конец.
Истории которой нет —
Пришел конец.

И как мне прожить без нее?
Как мне дышать без нее?
Сжимает мое сердце в тиски
Тысячи стальных колец.
Истории которой нет —
Пришел конец.
Истории которой нет —
Пришел конец.

«Здравствуй, новый день»

Я, наверное, тоже…
Выпью сорок пять грамм,
И уеду быть может
В страну «там тара-рам».
Стюардессе Инессе
С траппа я улыбнусь,
И отправлю открытку,
Что назад не вернусь….

Здравствуй новый день,
Здравствуй новый я

И я буду купаться
В теплой, пенной воде,
И в толпе растворяться
Я никто и нигде…
И, наверное, это
Самый грустный секрет.
Плохо там, где мы были
Хорошо там, где нет.

Здравствуй новый день,
Здравствуй новый я

Ничего я не выпил…
В аэропорт опоздал.
Стюардессу не встретил,
Писем не написал.
И стаю улыбаюсь.
Глядя в новый рассвет.
Здравствуй день мой, прекрасный.
Здравствуй день мой, привет!

Здравствуй новый день,
Здравствуй новый я

«Встреча»

Я давно не видел себя,
Не болтал давно с собой.
И с пятнадцатого сентября
Я хочу к себе, домой…

Можно литрами пить коньяк,
Можно греть от солнца утюг.
Я давно потерял маяк,
Где-то в бури житейских вьюг…

Я забыл, как меня зовут,
Свою дату рожденья и год.
Я наверно в конце сентября,
От себя потерял пин-код.

Я скучаю давно по себе,
Ближе к осени больше одежд.
Скоро лед соскребать на окне,
Лед последних моих надежд.

И должно быть решение, путь.
Задыхаясь ищу ответ.
Верю, я повстречаю себя,
Не на день, а на тысячи лет.

«Салатом ночных дорожных огней…»

Салатом ночных дорожных огней,
Встречают дома своих поздних гостей.
Я еду домой, я смеюсь над собой,
Троллейбусный шлем над моей головой.

Ты чиркаешь спичками сердце мое,
Как будто оно превратилось в твое,
И странно, когда по утрам у плиты,
Все спички на кухне измяты, пусты…

Вот стирку затеяла осень с зимой.
Кусают прищепки древесный покой,
Все станет бело, над тобой, надо мной…
Я еду домой, я смеюсь над собой.
Улыбкой раскрылся, зонт над головой…

По линиям жизни, ладоней листвы,
Гадают осенние чьи-то костры.
Две тысячи лет, что вперед что назад…
Я нотой в постели играю твой взгляд.

И можно надеяться, верить и ждать,
Но все это глупо, да легче продать
Усталому мальчику с синей душой…
Я еду домой, я смеюсь над собой.

«Бродить по городу и думать…»

Бродить по городу и думать, что нас счастье ждет…
И впереди дорога, бесконечная дорога.
Слеза течет у крана-носорога и тучка одинокая ко мне платком ползет,
И я чихаю… тишина, и светофор как будто самолет, мигает и мигает.
И, если пьян я, значит, мне везет, на остановках ночью так бывает.
Кругом черным-черно, я думаю о счастье.
Дома белеют с белых простыней,
Мне в черном хорошо. Мне в черном веселей.
«Эй! Кто там в небе?! Я Вас вижу, слазьте!»
Ах, нет автобусов?.. Так остановки эти пора обвесить просто на замки!
Здесь счастья нет! Я бросил в городки фонарь как биту,
И потрескались домища… Или я пьян или сошел с оси,
К утру все превратиться в пепелище!
А может быть, сегодня я усну, дойду домой, от осени чихну.
А может быть, бродить по городу и думать, что нас счастье ждет.

«Эпитафия»

Слой тишины.
Бесцельные надежды.
Печали в прошлом.
Будущность нема.
Величие невежд.
Бесформенность одежды.
Противоречий нет.
Противоречий тьма!

1994 г.

«Гора»

I
Он ушёл … Молчаливый прохожий.
Ему было так мало лет.
В этот день, день такой непогожий,
Сердце пляшется в чётный букет.
Сквозь стекло.
Сквозь стекло.
Сквозь стекло.

Я в машине по памятным дрогам,
Где мы с детством влетели в кювет …
Все разбились. Ключи под порогом.
Мама. Буду звонить. Все. Привет.
В телефон.
В телефон.
В телефон.

Я погряз в бесполезном познании.
В знаньях нет ни тепла, ни любви
Он приехал из дальней Германии
С верой, в то что нас ждёт впереди.
Впереди.
Впереди.
Впереди.

Он приехал иным человеком,
Белым снегом стянув воротник,
И с любовью к родным перепевам,
Что родил на горе тростник.
На горе.
На горе.
На горе.

Я уехал за призрачным счастьем,
Есть ли счастье? Ответ на руках.
И в любви я попался как в снасти,
Задыхаясь в чужих берегах.
Берегах.
Берегах.
Берегах.

Я приехал иным человеком,
Мы друг друга узнали едва.
Родники его глаз, как под снегом,
Затянулись льдом навсегда.
Навсегда.
Навсегда.
Навсегда.

Он шептал: «Быть как все, как другие?
В этой скучной и темной слизи?
Ты скажи мне слова такие,
Чтобы встать с этой сладкой грязи».
Из грязи
Из грязи
Из грязи

И спиной, оперевшись о двери,
Я не смог ничего взболтнуть…
И холодные наши тени
Как листовою осыпали путь.
Уезжать
Уезжать.
Уезжать.

Во дворе из разрезанной шины,
Гуси выпили все облака.
Люди шепчут с улыбкой игривой:
«Вы приехали из далека?»
Сквозь стекло.
Сквозь стекло.
Сквозь стекло.

«Да. Скажите, а где здесь кладбище?»
«Вон, на той, на несчастной горе».
Вечно юный мой, нежный дружище,
Я иду, я иду к тебе.
По горе.
По горе.
По горе.

II
Обратно еду я, дорога гонит прочь.
Огни в дали, башкирские селенья,
И лаем псы, покусывают ночь,
Средь захмелевшего бессмысленного пенья.

III
Он ушел… Молчаливый прохожий.
Ему было так мало лет.
В этот день, день такой не погожий,
Сердце пляшется в чётный букет.
Сквозь стекло.
Сквозь стекло.
Сквозь стекло.

И быть может я баловень света.
Может быть мне везёт пока.
Я дойду до конца и с ответом
Поднимусь к тебе за облака.
По горе.
По горе.
По горе.

«Пустое»

Земля, закаты, облачный налёт.
Вы знаете, как пахнут розы?
Вы пробовали строить плот?
Зачем? К чему мне ваши слёзы?
Зачем вам ум? В вас интеллекта
В три раза больше, чем воды.
Вы рассуждаете, как лектор,
О том, что не поймёте. Вы
Паровозы и сюжеты
В универсальных городах,
Вы так похожи на портреты
В безлюдных выставочных снах.
Рассветы, мраморные луны,
Медовый ветер, вкус травы.
В вас только сахарные дюны,
Объекты, пункты и мосты.

«В саду»

Осеннее шептанье париков лесных.
Я в деревянном доме из окна на них
Смотрю, и верю в жизнь, и верю в чудеса,
И странно, что теперь так просится слеза!

В стенах небесных солнце – доменная печь.
Кузнец из топки вынул раскалённый меч,
И бросил в озеро. Шипенье, гул и луч
Заката на воде, и рыбы гонят птиц средь отраженных туч!

И шум последних мух срезает пустоту
На мелкие опилки, я брожу в саду,
В опавшую играя тишину. Смотрю в себя, и разбирая
Черты, не стёртые судьбой, влюблён!
В кого, ещё не зная!

«Утро первого снега»

Всё оплёвано снежным помётом,
Я ногтями скоблю по окну.
И строчат с облаков пулемёты
Стаей птиц, по деревьям в саду.

Хорошо ли теперь или плохо,
Забинтовано лето зимой,
А недавно была суматоха,
С побледневшей от страха листвой.

Крепким чаем заварена осень,
Солнце сердцем в груди облаков.
Утро. Дворник бесчувственно косит
Листья старых твоих каблуков.

Я рисую цветы на сугробах,
Принимая фальшивость на смех.
В чёрно – белых откашляло нотах
Мое прошлое, памятью вверх.