«Шуточная песня»

Всё хорошо, всё хорошо.
Весёлые ночи. Уставшие мы.
Вот только жизнь всё короче,
Подробнее сны.
Мне двадцать семь, но это не так,
В моей голове – столетний чердак,
Там чья – то рука натворила бардак.
Порою мне кажется – это от птиц,
Или от солнечных дырчатых спиц,
Что вяжут мне теплые дни.
Порою мне кажется – это от вас,
От путаниц чувств, от любовных проказ.

Мне двадцать семь, но это не так,
В моей голове календарный дурак,
Перепутал весну на зиму.
И от страха ваш крик
Седину мне подстриг,
Седину, седину, седину.
Человеческий блик
Недописанных книг
Всё испачкают белым пером.
По законам интриг
Нас внесут в книгу книг
Да засыпят могильным песком.

«Что может женщина в начале лета?»

Что может женщина в начале лета?
Быть умной. При любых напастях
Танцуя, быть о клавиши паркета
Сердца влюблённых, как бокал, на счастье.

У ней коса, как маятник часов.
Бьёт полдень, полночь – выдумка безделья!
Я обниму её, сплетеньем губ, веков
Я соберу всех поцелуев звенья!

Что может женщина в начале лета?
Быть чистой, безупречно чистой.
Молчаньем веселить и греть лучом рассвета
В корыте лета с жестяною крышкой.

Здесь вечные огни, здесь бронзовая слава
И ринг телеграфических столбов.
Её девятнадцать лет, и мне уже так мало
Отпущено до летних отпусков.

«Шутка»

Ляжка лошадки –
Облачком в небе,
Пятна на солнце,
Ребёночек в чреве.
Что – то тошнит её
Радость и горе …
Враз потонешь
В космическом море.
Как бы там ни было
Весело, тяжко, —
Вот и рассветы
Встречаем за чашкой.
Чьим – то дыханием,
Чьей – то рукою
Сыпятся глазки
Слезливой рекою.
Надо ли мучиться?
Надо ли тратиться?
Солнце поднимается,
Вечером скатится.
Выпьем да ляжем
В часах – не в наручниках,
С верой в прекрасное,
Сладко в послушниках.
Только сердечко
Болит неспокойное,
Мамочка нежная,
Мамочка родная,
Как же так стало?
Как же случилось?
Что я здесь делаю?
Хоть бы приснилось,
Хоть бы сказали нам
Дяденьки взрослые,
Что же за игра
Такие серьёзные?
Плачем и бесимся,
Нервные щепки,
Спите спокойно
Милые детки.
Счастье – безродному,
Хлеба голодному,
Песенки пойте
Про долю свободную.
Только не вышло,
Не получилось,
Что – то в головке
У нас просверлилось.
Всё прояснилось,
Всё то мы знаем,
Завтра, наверно,
Мы вас расстреляем…
Всех перевешаем,
Всех закопаем,
Будет казаться
Вам прошлое раем.
Ах вы злодеи!
Что ж вы наделали,
Что же вы душу,
Как мясо, разделали!
Мамочка нежная,
Мамочка родная,
Может быть жизнь
Для меня слишком сложная?
Может быть слаб я?
Может не воин?
Нет, не волнуйся,
Я тих и спокоен.
Плачем и бесимся
Нервные щепки,
Спите спокойно,
Милые детки.

«Странное»

Всё странное прошло – оно для детства.
Когда понять нам трудно, вот и скажем так.
Когда нас трогает девичье кокетство,
Сбивая у часов привычный такт.

Всё странное прошло – коснулись мы плечами
Друг друга, как две легкие ладьи,
В морской тиши, на утреннем причале
Шипели звёзды в водяной пыли.

Всё странное прошло – пусть иногда в тумане
Ты хочешь не найти домой следа.
Всё странное прошло – без слёз в простом обмане,
Нет от него ни пользы, ни вреда.

«Тебе о двух ангелах»

Над моим домом
Утренним звоном
Нас разбудят ангелы,
Распевая хором
Песню, как ветер,
Песню, как солнце.
Подойду к шторам,
Отворю оконце.
Посмотрю в небо.
Там за небом тихо,
У меня поле –
У тебя вихрь.
Ты возьмёшь счастье,
Я отдам время,
Напою коней,
Расцелую стремя
И пойду к людям
Да с твоим словом,
Как поют ангелы,
Как поют хором.
А когда кончится
Моя сила стройная,
Я уйду за небо
В тишину привольную,
Там, где от забвения
Души бьются звоном,
Там, где два ангела
Над твоим домом …

«Скандал»

День в красочной одежде,
Ночь в тёмной наготе.
Мы вверх, смеясь, росли,
Стираясь по стене,
По книгам по рукам,
По полкам, в чей – то дом.
Теперь я в нём один,
Как стол под потолком.
Стою ключами в дверь,
В дверь нового мне дня.
Вся голова в узлах,
Привязаны, скрипя,
В ней корабли, что шли
С заморских разных стран.
А я опять один
И в мой музей – обман
Войди как тень, молчи.
Холодный мой вокзал,
Где часто пьяным был
И часто пьяным спал,
На мраморной луне
Осколков тёмных луж.
Так сердце улеглось
Под пылью липких стуж.
Но годы бьют на бис
И тает с неба лёд,
Тот детский снежный ком
Часами кисти жжёт.
И крик мой был не крик,
Вспорхнула стая птиц.
Так сердце улеглось
На гнёзда чёрных спиц.

«За окном»

За окном на поле белую луну,
Катят снежным комом дети на снегу.
Сядь со мною рядом, друг мой милый сядь,
Видишь, я болею, без конца опять.
Холодно и скучно да метель, метель…
Словно из таблеток вылеплена ель.
Белые палаты, белая зима,
Белые халаты, белые как я….

Нет, у нас здесь, я не пропаду,
Няни с ложе кормят нас словно в детсаду.
А вчера шутила, в белом медсестра,
У нее из капельницы белая вода,
К нам весна приедет в беленьком авто,
И капелью белой постучит в окно…
Что с тобой случилось? Ты уже устал?
Как отсюда выйти? Я не помню, знал…

За окном на поле белую луну,
Катят снежным комом дети на снегу.

«Черед»

Настал теперь черёд моих мучений …
За кем иду? И кто за мной?
С молитвой на устах? С преступною судьбой?
Любимым быть, любить … Нет больше развлечений.

«В темноте»

Стихи, рождённые тоской,
Под сладкий плачь глухого сердца,
Приходят старческой толпой
В моём дыхании согреться.
Я покажу им новый снег,
Из скомканных листов – сомнений.
Я покажу им в небе след,
Мой след побед и поражений

Я расскажу им про любовь,
Что мой рассвет остановила,
В пустыне безысходной вновь
Взрастила тайны из эфира.
Мы будем тихо и смиренно
Внимать о том, что не придёт.
И жизнь пройдёт попеременно,
Готовясь в сказочный полёт.